Слово и дело

9 235 подписчиков

Свежие комментарии

  • Фил
    Как оно пыжиться,смотреть без слез невозможно-полное нечтожнство.Зеленский продлил...
  • Тамара Щербинина
    Интересно, её, ждёт здесь кто-то? Чтобы она делала такие заявления. Приглашали, а она отказалась? Большая потеря для ...В Сети осудили вы...
  • Inna Kuznetsov
    Такого "качества" этот "академик"!Академик РАН Онищ...

Продюсер Генрих Кен – о «Туристе», съемках фильма в ЦАР и патриотическом кино

Продюсер Генрих Кен – о «Туристе», съемках фильма в ЦАР и патриотическом кино

— Чем вас привлек проект? В чем его особенность?

— Он со всех точек зрения уникальный. Во-первых, это первый полноценный художественный фильм, который снимался в ЦАР. Во-вторых, я считаю, что у этого проекта благородная цель – это фильм, можно сказать, про возрождение Центральноафриканской Республики. О том, как русский народ с центральноафриканским народом объединяются ради благой цели. Я говорю высокими словами, но это действительно так и есть, иначе не скажешь. Мы забыли, что такое патриотическое кино. Я считаю, что «Турист» – это патриотическое кино. Почему-то западные страны этого не стесняются, а мы стесняемся.

— Почему, как вы думаете, так сложилось?

— Я имею в виду значение слова «патриотизм». Мы его почему-то как-то не так понимаем. Еще какое-то время назад было нормальное понимание и вдруг оно почему-то стало как будто стыдным. Кто-то его таким сделал. Это очень странно.

«Турист» – это в чистом виде патриотический фильм. Перед тем как начать его снимать, мы общались с людьми, о которых рассказываем в картине: русскими инструкторами, генералами армии FACA (вооруженные силы ЦАР). Мы изучали этот вопрос достаточно беспристрастно.

Кино – это вещь достаточно эмоциональная, но все-таки мы хотели сделать правдивый фильм.

То есть самим разобраться, самим посмотреть, сделать свои выводы. Мы говорим о драматических событиях в жизни центральноафриканского народа и причем это события совсем недавние – речь идет о декабре 2020 года.

Сама тема интересная, живая. Обычно фильм снимается после событий, когда проходит год-два. Все улегается, становится ровным, все выдохнули и кино получается неэмоциональным. А у нас получилось, как я считаю, абсолютно эмоциональное кино.


— Когда вы общались с российскими инструкторами в ЦАР, что вам запомнилось?

— Хороший мужской дух. Даже не передать. Я сам служил срочную службу еще при Советском Союзе. Это в хорошем смысле что-то напоминает. Это хорошее отношение друг к другу. Как люди относятся к местному населению – я считаю, это очень важный показатель. Как они понимают свою миссию.

— Расскажите поподробнее о съемках в ЦАР.

— Надо понимать, что киношной инфраструктуры там не существует. Это очень большой минус для киногруппы. Начиная от транспорта, проживания и прочее-прочее-прочее. Возникали сложности в самых простых вещах. Просто представьте: приехало 80 человек, их надо разместить, кормить возить… Нужно договариваться о съемках, а тут никто никогда не снимал – нет механизма. Например, если снимать в России – в любом городе – более-менее понятно, куда обращаться, в какую администрацию. Если это съемки на улице, перекрывают ее или нет, и так далее. А здесь как мы это сделаем?

Плюс Африка – это континент, где есть всякого рода заболевания. Та же пресловутая малярия. Допустим, мы снимаем, у нас ограниченное количество дней, заболел кто-то из группы, а лишних людей нет. Слава богу, мы этого всего избежали. Сложно передать все эмоции, но могу сказать, что по киношным меркам, кино состоялось.

Плюс – у коллектива было такое твердое ощущение, что мы это сделаем.


О фильме: Картина рассказывает о российском офицере с позывным Турист, который отправился обучать основам тактики военнослужащих национальной армии ЦАР FACA. В это время в стране активизируются боевики из сколоченного экс-президентом Франсуа Бозизе конгломерата группировок «Коалиция патриотов за перемены», пытающихся осуществить госпереворот.


Продюсер Генрих Кен – о «Туристе», съемках фильма в ЦАР и патриотическом кино

— Правильно я понимаю, что африканские актеры были непрофессионалами?

— У меня есть одно старое выражение. В свое время я занимался молодежным каналом. И там было огромное количество молодых корреспондентов. Я им всегда говорил: «Ты встал перед камерой, ты уже профессионал. Все остальное уже доводится».

Надо отдать центральноафриканским актерам должное – они молодцы. Их было 700 человек. 50 человек из них каскадеры, а они никогда в жизни ничего подобного не делали. Их учил наш постановщик трюков Александр Загуляев. Всего через две недели тренировок они были способны сделать трюк. Вы должны понимать, что выполнение трюка сопровождено определенным риском, а постановщик несет ответственность за человека, который его делает. Если человек у нас снимается, то до конца съемок он должен быть жив и здоров.

Постановщик трюков совершил просто чудо. Не устаю ему в ноги кланяться. Просто представьте, человек приехал в чистое поле, у него 50 человек… 10 человек он отобрал тех, кто выполнял самые тяжелые трюки. Тренировал он их две недели и перед каждым съемочным днем все свободное время отдавалось тренировкам.

Продюсер Генрих Кен – о «Туристе», съемках фильма в ЦАР и патриотическом кино

— Как выстраивалось общение с местными?

— Они говорят на французском и санго. У нас были переводчики. Мы уже делали международные проекты и подобный опыт был. Несколько переводчиков на площадке и с их помощью мы понимали друг друга.

— Как российские актеры отреагировали на предложение ехать в ЦАР? Как вообще подбирались российские актеры?

— Не буду раскрывать всех секретов, скажу лишь, что у всех главных героев есть прототипы. Понятно, что есть очень много художественного наслоения. Подбирали по каким-то качествам прототипов. Ну и плюс, конечно, личное желание. 


Наш фильм – это маленькая ступенька к тому, что в ЦАР все наладится. Это прекрасная страна и она достойна нормальной жизни. Шаг за шагом у них все выстраивается. Я не был в ЦАР месяц с момента съемок и когда вернулся, что-то неуловимое уже изменилось в лучшую сторону. И оно будет меняться к лучшему каждый день. У людей возникла надежда. Народ ЦАР вместе со своей армией и при помощи российских инструкторов дали отпор врагу. Они поняли, что жизнь можно налаживать, восстанавливать. После победы всегда появляется уверенность. 


Продюсер Генрих Кен – о «Туристе», съемках фильма в ЦАР и патриотическом кино

— Есть много сообщений о том, что премьера фильма в ЦАР прошла успешно, как вы считаете, с чем это связано?

— Организовала показ российская сторона. Но нужно отдать должное, это очень сложно. Организовать подобное мероприятие за границей, на равном месте, с аппаратурой, со сложной логистикой, большим количеством людей – это все равно, что подарить людям праздник, как бы банально это ни звучало. Это нам кажется, но что в этом такого? У нас есть все под боком: телевизор, горячая вода и все остальное. А в ЦАР не везде есть электричество. Понятно, что показ фильма стал очень большим для них событием. Это такое событие, о котором будут внукам рассказывать.

— Что вам запомнилось со съемок фильма?

— Да все запомнилось! Потому что фактически у съемочной группы фильм получился больше, чем просто кино. Мы смотрим его и понимаем, что это кусок нашей жизни, который мы прожили в Центральноафриканской Республике.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх